Эккона
Консультационно-аудиторская группа
8 (812) 622-12-13 Заказать консультацию
Меню

Вспоминая Госплан: миф об эффективности рыночной мировой экономики развеян. Серия 2.

Из приведенной в Серии 1 совокупности общеизвестных (авторское творчество отсутствует!) фактов следуют два вывода: требующий и не требующий обсуждения.
Вывод, не требующий обсуждения.
Мировая экономика в сфере добычи нефти функционирует обескураживающе неэффективно. С учетом стратегической значимости нефти – УГОЖАЮЩЕ неэффективно.
Последний цикл изменения цен на нефть начался в 2004 году. Таким образом, длительность цикла составляет 12 лет. За это время цена выросла в четыре раза и упала в четыре раза. Длительность цикла изменения цен примерно равна длительности инвестиционной стадии освоения месторождения среднего размера (не стратегического).
В этих условиях нащупывание методом проб и ошибок (обосновывать некому) величины замыкающих затрат в принципе невозможно. Действующий рыночный механизм полностью неадекватен сложности воспроизводственной модели.
Инвестициями будут заниматься только те субъекты рынка (страны или компании), у которых полные затраты на добычу нефти значимо ниже интуитивно ощущаемого уровня замыкающих затрат (80 $ за баррель). Если кому-то больше нравится 90$ за баррель, то я заранее согласен.
Таким образом, наблюдается явное убожество. Развитой социализм на этом фоне – полное совершенство. Ну, а Карл Маркс оказался в очередной раз прав – сверхнормативные общественные затраты на обретения экономического равновесия чудовищны.
Вывод, требующий обсуждения
Финансовый сектор мировой экономики у меня вызывает раздражение и мысли о проекте закона о борьбе с тунеядцами.
Я не специалист в финансовых рынках, но усвоил, что рынки производных инструментов нужны для повышения эффективности рынка физических ресурсов. Т.е. постулируется, что без рынка бессмысленных бумажек, рынок нефти работал бы хуже, чем с ними.
Как мы видим, рынок нефти работает безобразно. Осознанный инвестиционный процесс невозможен, т.е. хуже ситуацию придумать невозможно.
У меня нет доказательств, но внутренне я уверен, что все с точностью наоборот. Финансовый маховик раскачивает цену нефти, а не уменьшает размах колебаний вокруг воспроизводственного уровня.
Доказательство: - цена нефти уже упала с 80 $ за баррель (предположим, моя оценка воспроизводственной стоимости справедлива) до 30 $, т.е. на 50 $. - до нуля осталось всего лишь 30 $. Ниже падать некуда. Если даже цена нефти еще немного упадет, то наличие или отсутствие рынка производных бумажек на это никак не повлияет. Если бы спекулянты обеспечили диапазон колебаний от 70 до 90 $ за баррель, то я первый бы начал аплодировать.
Меня долгое время интересует – почему участники рынка производных бумажек, не считают нужным доказывать свое право на существование. Мы все наблюдали истерику относительно отмены накопительной части пенсии. Синхронность и интенсивность усилий удивляла и огорчала. Участники рынка производных бумаг ведут себя так, как будто у них в доле все сильные люди данного мира. Они уверены в своей вечности.
Сценарии запрещения производных инструментов не обсуждает никто и нигде… Табу.

Загрузка...